Борис Годунов

СТАВКА.

БАСМАНОВ ВВОДИТ ПУШКИНА.

Басманов.

Войди сюда и говори свободно.

Итак тебя ко мне он посылает?

Пушкин.

Тебе свою он дружбу предлагает

И первый сан по нем в московском царстве.

Басманов.

Но я и так Феодором высоко

Уж вознесен. Начальствую над войском,

Он для меня презрел и чин разрядный,

И гнев бояр — я присягал ему.

Пушкин.

Ты присягал наследнику престола

Законному; но если жив другой,

Законнейший?…

Басманов.

Послушай, Пушкин, полно,

Пустого мне не говори; я знаю,

Кто он такой.

Пушкин.

Россия и Литва

Димитрием давно его признали,

Но впроччем я за это не стою.

Быть может он Димитрий настоящий,

Быть может он и самозванец. Только

Я ведаю, что рано или поздно

Ему Москву уступит сын Борисов.

Басманов.

Пока стою за юного царя,

Дотоле он престола не оставит;

Полков у нас довольно, слава богу!

Победою я их одушевлю,

А вы, кого против меня пошлете?

Не казака ль Карелу? али Мнишка?

Да много ль вас, всего-то восемь тысяч.

Пушкин.

Ошибся ты: и тех не наберешь —

Я сам скажу, что войско наше дрянь,

Что казаки лишь только селы грабят,

Что поляки лишь хвастают, да пьют,

А русские….. да что и говорить…

Перед тобой не стану я лукавить;

Но знаешь ли чем сильны мы, Басманов?

Не войском, нет, не польскою помогой,

А мнением; да! мнением народным.

Димитрия ты помнишь торжество

И мирные его завоеванья,

Когда везде без выстрела ему

Послушные сдавались города,

А воевод упрямых чернь вязала?

Ты видел сам, охотно ль ваши рати

Сражались с ним; когда же? при Борисе!

А нынче ль?….. нет, Басманов, поздно спорить

И раздувать холодный пепел брани:

Со всем твоим умом и твердой волей

Не устоишь; не лучше ли тебе

Дать первому пример благоразумный,

Димитрия царем провозгласить

И тем ему навеки удружить?

Как думаешь?

Басманов.

Узнаете вы завтра.

Пушкин.

Решись.

Басманов.

Прощай.

Пушкин.

Подумай же, Басманов.

(Уходит.)

Басманов.

Он прав, он прав; везде измена зреет —

Что делать мне? Ужели буду ждать,

Чтоб и меня бунтовщики связали

И выдали Отрепьеву? Не лучше ль

Предупредить разрыв потока бурный

И самому….. Но изменить присяге!

Но заслужить бесчестье в род и род!

Доверенность младого венценосца

Предательством ужасным заплатить — —

Опальному изгнаннику легко

Обдумывать мятеж и заговор —

Но мне ли, мне ль, любимцу государя….

Но смерть…. но власть…. но бедствия народны….

(Задумывается.)

Сюда! кто там? (Свищет.) Коня! трубите сбор.

 

ЛОБНОЕ МЕСТО.

ПУШКИН ИДЕТ ОКРУЖЕННЫЙ НАРОДОМ.

Народ.

Царевич нам боярина послал.

Послушаем, что скажет нам боярин.

Сюда! сюда!

Пушкин (на амвоне).

Московские граждане,

Вам кланяться царевич приказал.

(Кланяется.)

Вы знаете, как промысел небесный

Царевича от рук убийцы спас;

Он шел казнить злодея своего,

Но божий суд уж поразил Бориса.

Димитрию Россия покорилась;

Басманов сам с раскаяньем усердным

Свои полки привел ему к присяге.

Димитрий к вам идет с любовью, с миром.

В угоду ли семейству Годуновых

Подымете вы руку на царя

Законного, на внука Мономаха?

Народ.

Вестимо нет.

Пушкин.

Московские граждане!

Мир ведает, сколь много вы терпели

Под властию жестокого пришельца:

Опалу, казнь, бесчестие, налоги,

И труд, и глад — всё испытали вы.

Димитрий же вас жаловать намерен,

Бояр, дворян, людей приказных, ратных,

Гостей, купцов — и весь честной народ.

Вы ль станете упрямиться безумно

И милостей кичливо убегать?

Но он идет на царственный престол

Своих отцов — в сопровожденьи грозном.

Не гневайте ж царя и бойтесь бога.

Цалуйте крест законному владыке;

Смиритеся, немедленно пошлите

К Димитрию во стан митрополита,

Бояр, дьяков и выборных людей,

Да бьют челом отцу и государю.

(Сходит. Шум народный.)

Народ.

Что толковать? Боярин правду молвил.

Да здравствует Димитрий наш отец.

Мужик на амвоне.

Народ, народ! в Кремль! в царские палаты!

Ступай! вязать Борисова щенка!

Народ (несется толпою).

Вязать! топить! Да здравствует Димитрий!

Да гибнет род Бориса Годунова!

 

КРЕМЛЬ. ДОМ БОРИСОВ. СТРАЖА У КРЫЛЬЦА.

ФЕОДОР ПОД ОКНОМ.

Нищий.

Дайте милостыню, Христа ради!

Стража.

Поди прочь, не велено говорить с заключенными.

Феодор.

Поди, старик, я беднее тебя, ты на воле.

(Ксения под покрывалом подходит также к окну.)

Один из народа.

Брат да сестра! бедные дети, что пташки в клетке.

Другой.

Есть о ком жалеть? Проклятое племя!

Первый.

Отец был злодей, а детки невинны.

Другой.

Яблоко от яблони недалеко падает.

Ксения.

Братец, братец, кажется, к нам бояре идут.

Феодор.

Это Голицын, Мосальский. Другие мне незнакомы.

 

Ксения.

Ах братец, сердце замирает!

(Голицын, Мосальский, Молчанов и Шерефединов.
За ними трое стрельцов.)

Народ.

Расступитесь, расступитесь. Бояре идут.

(Они входят в дом.)

Один из народа.

За чем они пришли?

Другой.

А верно приводить к присяге Феодора Годунова. —

Третий.

В самом деле? — слышишь, какой в доме шум! Тревога,
дерутся — —

Народ.

Слышишь? визг! — это женской голос — взойдем! — Двери
заперты — крики замолкли.

(Отворяются двери. Мосальский является на крыльце.)

Мосальский.

Народ! Мария Годунова и сын ее Феодор отравили себя
ядом. Мы видели их мертвые трупы. (Народ в ужасе молчит.)
Что ж вы молчите? кричите: да здравствует царь Димитрий
Иванович!

Народ безмолвствует.

КОНЕЦ.

 

 

Начато в декабре 1824 г. До 1 января 1825 г. написаны начерно первые четыре сцены и часть пятой, кончая 49 стихом черновой редакции. Закончено 7 ноября 1825 г.

Ваш отзыв

Рубрика: Драматические произведения

Страница: 1 2 3 4 5 6 7 8 9 10